Tags: st.

dear blond

i have no idea why - пуркуа штаны снимай

****
в мае 1926 года
Аллену Гинзбергу было
минус восемь дней
он в своем одиночестве думал:
бог ты мой! Я умею
думать обо всем и ни о чем,
а ведь это одно и то же!
да я сам все и ничего!
а если все и ничего это одно и то же,
то зачем это все.
мммм... зачем это все.
dear blond

Телемах

Они-то тебе расскажут
Как надевать носки
И какого размера тебе нужны туфли.
Они расскажут, что они всегда буду знать это лучше
(но однажды, возможно, ты научишься всему сам)
(но ты же не научишься!)
Носки твои будут стремиться все выше и выше,
А туфли будут расти весь день и уменьшаться к ночи,
Но ты-то что можешь поделать?
Разве что – стать героем.
tired dog

ах, мой милый августин

тысяча долларов и тебя довезут до границы
в коробке трястись три дня
потом по аризонской пустыне
три дня. 
здравствуй, америка. 
мне восемнадцать лет и шесть дней я молился.
я выжил.  
тебя, америка, ни одна падла не будет любить, как я! 
воздух твой, америка, прекрасен. 
теперь я уж точно буду жить вечно. 
отца (через восемь лет) без меня похоронят, 
мать будет смотреть на чужих внуков, 
не моих детей моей любимой,
но я не вернусь. 
dr. fuenke

(no subject)

Здесь я живу, как могу, потихоньку сливаясь с пейзажем.

Запил бы, но не хочу – бесполезно, потом голова.

Ветер подует, качнусь и послушаю тонкие ветки,

Что шелестят на ветру. Бесполезно шуршат на ветру.

big big

boo

i’m nothing.
no, I’m even less.
I can’t express
I can’t impress
I can’t posses, I can’t caress
no failure and no success
just nothingness in its finesse
big big

here she goes - miss america

Я бы хотела жить и умирать красиво.
Жить: у моря, в домике с небом.
Умирать: незаметно.
На домик с небом
пусть шлепнется метеорит.