Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

profilebw

Выбрать историю

Я выбираю историю, которую мне через две недели нужно будет рассказывать на шоу. Не могу выбрать. С одной стороны, изначально я хотела рассказать историю своей политической борьбы—когда мне было десять лет, и мое письмо про убийц лягушек напечатали в «Пионерской правде». Но: графические элементы насилия над животными--без них не обойтись, а я не хочу + я не смогу сейчас ответить себе, что эта история значит для меня сейчас—в ней столько элементов, в которых еще долго разбираться. Вторая история—это серия историй про мою бабушку, с объединяющей мыслью как кого-то начинаешь понимать издали, когда ничего невозможно изменить. Но эта история тоже грустная сейчас. Есть еще история про птиц—про пересмешников, которых я не замечала семь лет, потому что жила за мутным стеклом и о том, как начала замечать. Но тоже, не хочу копаться в депрессняке, даже если выводить на жизнеутверждающее . А больше идей у меня сейчас нет—я записала это, чтобы утром проснуться с идеей (и до двух часов дня успеть что-то подготовить к занятию). Наверное, закончу птицами.
big big

Рассказы этой недели (февраль 2018)

Для читающих художественную литературу, в частности рассказы и в частности на английском, то, что я прочитала на этой неделе:

The Boundary by Jhumpa Lahiri (New Yorker, январь 2018)
Collapse )Collapse )

The Flat Earth Society, 1985 by Nancy Lord (Catamaran Literary Reader, Winter 2018)
Из этого рассказе я запоминаю эпиграф: «У нас нет времени на заседание общества плоской земли» (Барак Обама). (Тем не менее, само обсуждение некоторых вопросов даже в этой стране иногда кажется этим заседанием…) Рассказ написан в третьем лице. Главная героиня, Марджори, австралийка в Калифорнии, подружка основателя общества плоской земли Чарльза (и секретарь этого общества). Первая сцена—Чарльз читает письма от членов и поклонника общества (много интересных замечаний для любителей теории заговора). Марджори нервничает из-за завтрашнего дня—должна приехать ее сестра. Следующая сцена: в автомобиле, забрали сестру Марджори Барбару из аэропорта. Чарльз говорит об ошибках восприятия во вращении земли: если бы земля вращалась вокруг своей оси, это было бы видно из самолета. Третья сцена: Чарльз и Марджори проводят эксперимент, доказывающий, что земля плоская—Барбара независимый свидетель. Разговор Марджори и Барбары, разговор про детство: у них был отец-абьюзер, мать была сумасшедшей. Барбара начала терапию, Марджори выбирает выстраивать психологические защиты и быть секретарем общества плоской земли.

A Little Extra Weight by Richard M. Lange—журнал «Катамаран», Зима 2018 года.
Не собиралась читать эссе—думала, что это рассказ. Журнал сам открылся на рисунке птицы. Долго думала, что это рассказ и ожидала, когда же что-то начнет происходить с рассказчиком. Потом сообразила, что это эссе. То, что мне было нужно сейчас: получить название книжки, которая мне нужна---David Sibley’s Field Guide to the Birds of Western North America. Эссе про то, как автор ходит в походы и в последнее время полюбил наблюдать за птицами и носит с собой—в нарушение всех правил рюкзачного туризма—бинокль и эту вот книжку для распознавания птиц. Цитаты, которые мне понравились (потому что «близко к дому»--сейчас меня очень интересуют птицы; с каждой моей прогулкой по нашему райончику птицы открываются мне с новых сторон, даже те «обычные» птицы, которых ты видишь постоянно (вороны, голуби, пересмешники, колибри): In the game of hid and see, birds are perennial campions. Certain birds…. Generally offer just a glimpse before dashing into a dense thicket, where they remain, refusing, like an actor with stage fright, to come out and be seen by the audience.

Отдельно нужно поговорить по Харуки Мураками, сборник рассказов Blind Willow, Sleeping Woman (в русском переводе «Токийские легенды»), который я слушала последние две недели. У меня этот сборник сейчас на третьем месте в списке любимые сборники рассказов Мураками (первые два пока что—After the Quake, потом Elephant Vanishes). Там есть несколько рассказов, которые я переслушивала по несколько раз. Этот сборник набит «старыми знакомцами»--сценами и героями из других романов и рассказов Мураками. В этом смысле Мураками меня успокаивает: ничего, самому у себя воровать можно (как сказал Высоцкий: Сам у себя ворую, имею право). Я очень люблю композиционные решения Мураками в пределах отдельно взятых рассказов. Самые красивые рассказы в этом сборнике, на мой взгляд—Hanalei Bay (отрывок), Tony Takitani (если у вас есть подписка на Нью Йоркер) & прекрасный Hunting Knife
big big

Десятое апреля

***
Сегодня утром я видела мертвого воробья: неподвижное серое тельце, принявшее судьбу смиренными лапками вверх. Я проходила мимо соседской двери с мусорным мешком и сделала вид, что не заметила мертвую птицу. Цвет стен такой же серовато-коричневый, как перья воробья. Когда я возвращалась (через две минуты), труп воробья все так же спокойно лежал рядышком с соседским соломенным ковриком.
Collapse )
big big

а мог бы всю жизнь просвистать скворцом

Выплыло откуда-то, из меня семнадцатилетней:

Куда как страшно нам с тобой,
Товарищ большеротый мой!

Ох, как крошится наш табак,
Щелкунчик, дружок, дурак!

А мог бы жизнь просвистать скворцом,
Заесть ореховым пирогом,

Да, видно, нельзя никак...


Сегодня "да, видно, нельзя никак" почему-то чувствуется особенно остро.
profilebw

a lovely word!

Читаю Katherine Mansfield. Подумала, что чтобы перевести это предложение, переводчику нужно точно знать, в каком году было написано это произведение: 

... and on the pavement gay couples seemed to float through the air; little satin shoes chased each other like birds. 

И вспомнился вот это скетч из A bit of Fry and Laurie. Для моих англоговорящих другов: 


profilebw

(no subject)

До посинения спорили, как по-английски называется божья коровка. Ladybug или lady bird. ;))) знатоки насекомых. Оказались, оба правы, но для разных континентов. Подумала, что ни разу за четыре года не видела божью коровку. Зато купила кошелек с божьей коровкой. И так как сомневаюсь, то мне важно чтобы божья коровка называлась lady BIRD. (Recently I realized that I got a "bird thing"). 

Глупости, осознанные сегодня: Мне легче легкого выйти на улицу без макияжа (с макияжем вообще-то сложнее). А вот без сережек мне на улице неуютно. Я люблю, когда у меня из ушей что-то свисает. 
dr. fuenke

веселые летчики, тишина тишине тишиною

Прохаживались прохожие,
С утомленными рожами,
С кожами
Как у индейцев,
Товарищей и партейцев.
Пролетали потом летчики.
(без пулеметчиков)
(но с переводчиками)
Летчики кричали – хлю-хлю-бу-буки.
Переводчики вместо перевода ломали руки.
Наверное, не хотели разлуки.
С такими веселыми летчиками как разлучиться?
Оне ж как птицы
На лучезарных страницах
Неба.
profilebw

плоды трудов

 И вот тебе с детства говорят про руки-крюки. Упало – руки-крюки, разбилось – руки-крюки. Вышила маме платочек в детском садике – руки-крюки, но честный вздох – «вся в меня».

И эти крюки действительно трудно чему-то научить. Дедушка, тайно (и иногда явно) гордящийся своим почерком, чуть не плача, смотрит в тетрадку, кричит – ты не моя «унучка», вырывает лист, вставляет кропотливо новый и заставляет переписывать.

Но ведь главное не как, а что – говорю я дедушке, и получаю подзатыльник.

На уроках труда не выходит ни фартучек – с девочками, ни кормушка для синиц – с мальчиками. С фартучком позорно, с синицами тоже. Синицы потом все равно клюют, зима, не до жиру, но мне за моих синиц обидно.

И вот много лет спустя, ты оказываешься в одном классе с еще семью парами таких рук-крюк, которые несмотря на общественное (да что врать, и собственное о себе) мнение, борются с диагнозом.

Инструктор-Ребекка, женщина, которая может сшить себе любой «кутюр», но забившая на внешность, успокаивает как психотерапевт: девочки, все у вас получится. Вот строчечка. Нет, не так, выпааарываем. Это не конкурс на скорость – медленно, медленно. Молодцы.

В конце четвертого часа восемь разновозрастных девочек светятся от гордости – каждая сострочила по прямоугольной фигне, которая аккуратная. Которая ровненькая. Нет, граждане, это фигня прекрасна, и мы показываем прямоугольную фигню друг другу и ржем. Реабилитация трудом. Швейная психотерапия. Спасибо, Ребекка, даже если больше я не сделаю ни строчки.... 
profilebw

Буковски: Синяя птица

Синяя птица
в моем сердце живет синяя птица, которая
хочет выбраться на свободу,
но я ее не жалею.
я говорю: оставайся там, я не собираюсь
никому тебя
показывать.

Collapse )

Оригинал здесь:
http://www.americanpoems.com/poets/Charles-Bukowski/137

А вот здесь сам Буковски (это момент из фильма) читает это стихотворение:
http://youtube.com/watch?v=mmWZOsVtqR0