Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

profilebw

Продолжать движение, напоминание из прошлого

Сегодня пришла эта запись, приветом из прошлого. Именно сегодня в тему: Сегодня вечером мы с ребятами с нашей комедийной группой Lucy Said Go делаем наше третье онлайн шоу.

Перепост снова ради этой фразы Рассела Брэнда: «Эдди сказал мне однажды, что ты должен выступить сто раз прежде чем вообще себя как-то оценивать» (You must do a hundred gigs before you even judge yourself).

profilebw

Social Gravy: ностальгические хроники

Я хотела поделиться этим видео здесь еще три недели назад, но все никак не могла найти в себе энергию, чтобы «вернуться» в жж (да и в социальные сети вообще, наверное). Я не совсем еще разобралась в этом вопросе (почему так трудно? Нужно ли что-то с этим делать?)—но факт остается фактом: мне сложно найти в себе голос, подходящий тон, силы, чтобы поделиться хоть чем-нибудь, даже вот таким простым видео, и даже не моим, а Social Gravy.

Это видео—хроника записи ребятами из Social Gravy их последнего мини-альбома, A Different Kind,--чувствуется как исторические кадры. Ребята записывались еще в декабре 2019 года, так что в апреле 2021 года смотреть на братания без масок, это так странно. Еще странно то,--и добавляет ностальгии--что до сих пор совершенно неизвестно, когда они смогут записать новую музыку в следующий раз—хоть Лос Анджелес постепенно открывается, но столько всего изменилось, в том числе и на личном уровне.

Кстати, про «следующий раз»: после сессии на этом видео, Ви спросил меня: а почему ты не приходишь ко мне на записи?Collapse )

profilebw

ноль целых ноль ноль четыре грамма

Я не знаю, как вы, ребята, живете в Беларуси, или в других опасных для жизни и свободы местах.

Я только читаю в новостях, и глаза жгут слезы, и диафрагма блокирует дыхание. Как это объяснить: я читаю про голодовку Игоря Лосика—это как мой брат голодает. Максим Знак, Мария Колесникова… да все политические заключенные Беларуси, чувство такое, что моя семья в тюрьме сидит. Когда я была октябренкой в советской школе, я мечтала быть героической политической заключенной в царской России. Вот дураки были советские школьники (напоминать себе про это, когда видишь детей-солдат).
Collapse )
profilebw

Сижу, пишу, себя жалею

В голове мокрой тряпкой трехдневный недосып: в соседнюю квартиру въехали три веселых друг—молодые армянские ребята, по поведению из недавно приехавших. Три ночи подряд мы слушаем под окнами бу-бу-бу низким мужским голосом, ха-ха-ха высоким мужским голосом, какой-то телефонный ка-вэ-эн на русском и взрывные га-га-га в нужных местах. Иногда девчонки какие-то еще смеются.

Я собиралась как начать с понедельника новую жизнь—приблизиться усилием воли к заветному роману или к посту в фейсбуке, но вместо этого три ночи подряд я сочиняла пассивно-агрессивную эс-эм-эску менеджеру. Этим утром я ее написала и послала, градус снизила, не совсем довольна количеством пассивности, ответа конечно не услышала. Чувствую себя старушкой, и так прямо жалко себя, своей туманной головы.

Я вот о чем думаю (из недосыпа все мысли такие грустные, и не хватает сил, чтобы заискрить себя какой-то радостью—но и урок о границах утверждения «энергия—это выбор», импровское energy is a choice: на выбор нужны силы)—грустная моя мысль про то, что неделю назад я пережила—сама себе сделала—приступ самосаботажа. Я настолько не ожидала такого финта ушами от себя, что до сих пор удивляюсь.Collapse )
profilebw

Два солнца

Мы разговаривали на работе—считали, сколько раз нас искренне поблагодарили за время нашей резиденции—и я сказала, что я не воспринимаю благодарность, поэтому благодарности мне считать не буду. Меня попросили объяснить—я сказала, что благодарность, любое спасибо, пролетает мимо меня, мимо моих ушей, не касаясь меня никак, потому что ничего не значит. Вот когда тебя ругают—тогда все понятно, меня заметили, мир стал на место.

Надо мной конечно стали подшучивать, и теперь у нас шутка «я бы тебе сказала спасибо, но тебе все равно», но для меня это правда—это мой детский способ уравновешивания мир, чтобы он не перевернулся с ног на голову, мой способ разбираться с когнитивным диссонансом.

Мне часто говорят (это всем часто говорят? Вам это часто говорят? Я часто слышу, например от студентов) что-то вроде: ты такая классная, у тебя такая энергия, как будто у тебя два солнца над плечами вращается (про солнца прямая цитата, мне в голову бы не пришло). И меня это удивляет, вернее, confuses—я знаю себя как низкоэнергичного, почти апатичного человека, усталого и вечного прокрастинатора, так что это для меня как о другом человеке, и я совсем не понимаю, как увидеть то, что о тебе видят другие. Мне бы в ком-то другом было бы интересно пожить в том числе чтобы увидеть и себя со стороны.
big big

Выбор и выбор

Вот о чем я думаю:

В детстве, как у многих, вышедших из советского детства, у меня было много травматичных опытов столкновения с женщинами, у которых сорвана резьба. В школе, даже в университете—в теперешней парадигме я не могу представить себе, как можно так разговаривать с людьми вообще, как эти женщины (в основном женщины) разговаривали с учениками и студентами.

Однажды, когда я была старшеклассницей, я и подруга зачем-то оказались в младших классах—что-то было связано там с дежурством по школе. Мы постучались в кабинет, где занимался один из первых классов. Учительница, молодая женщина до тридцати лет, повернулась к нам с улыбкой: «Да, девочки?» А потом повернулась к шестилеткам, и рявкнула так, что мы с подругой подпрыгнули: «Что нужно сделать, когда входят в класс?!» Дети взлетели на ноги, а их учительница повернулась к нам: «Входите, пожалуйста, девочки!»

Collapse )
big big

Unintended Consequences

Мы посмотрели только что последний эпизод Last Week Tonight с Джоном Оливером, про Китай. Про семьдесят лет великой китайской революции, и в частности про политику «Одна семья—один ребенок» в Китае и ее последствия.

Если вы можете посмотреть, посмотрите. Если уже посмотрели, расскажите мне ваши впечатления. Если кратко и своими словами, то эта политика создала ситуацию в стране, когда не хватает женщин—мужчин на 34 миллиона человек больше, чем женщин. Стремительно стареет население--в недалеком будущем один работающий будет кормить двух родителей и четырех бабушек и дедушек.

Collapse )
big big

Home Economics-2

Еще на тему home economics: на фейсбуке увидела рассуждения парня «почему я не плачу алименты»--и как беднягу размазали сразу за то, что это вообще не человек. Потому что типа это если для тебя вопрос «платить или не платить алименты», это как у Довлатова было, «давайте еще будем обсуждать воровать ли в гостях серебро».

Мужчина рассуждает о своих реалиях—непостоянного заработка, неумения работать с деньгами, но хочет поддерживать ребенка. Возможно, женщин возмутило, что ребенок не на первом плане у этого мужчины. Слишком уж «сначала наденьте маску на себя, а потом на ребенка».

Я подумала, что яростные нападения на мужчину—и его непонимание этих нападений—обнажают этот разрыв отношения мужчин и женщин к родительству. Женщина хочет, чтобы с ней несли на равных, а мужчина уверен, что она сама справиться, и все как-нибудь само--что-такое.
dear blond

Comfort Eagle

Highlight of the day: полтора часа в приемной акушера-гинеколога ("Извините, что так долго--лучше не записывайтесь к нам по пятницам"): беременные женщины, их мужья, парочка детишек—и одна небеременная я. Их было всего за эти полтора часа раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь пар—явно беременные женщины с мужьями и детьми. И еще было две непарные беременные женщины. Переговаривались пары между друг с дружкой на русском, каком-то языке Индии, армянском, английском и украинском языках. Я чувствовала себя немного в рассказе Харуки Мураками, ожидала подвоха. Сидим по кругу, все помещаемся. Все, кроме детей, смотрят в телефон (я—в Киндл и осторожно—по сторонам).

Я пишу это в десять часов вечера, а вот это было написано раньше, около трех часов дня:

Я на себя сержусь. При этом я ощущаю… я не знаю, что это: это какое-то тяжелое «плохое настроение». Оно ощущается—тяжелым отсутствием радости. Вот, наверное, так: чувство, когда ты скучаешь по радости—и знаешь, что сейчас она почему-то не может к тебе приехать. Не может, не хочет, забыла про тебя, некогда ей. Когда смотришь на это плохое настроение—чувствуешь его физическое присутствие в тебе. Тяжелое—ты чувствуешь себя так как будто бы тебя в зимней одежде окунули в лунку.

Когда смотришь на это плохое настроение беспристрастно—не ругая себя «вот опять» и не стыдя, начинаешь видеть:

Collapse )

Случайно нашла статью про Ви: Белорус, понимаешь, в Лос Анджелесе!

mirumir

Анестезия, часть 1

Жить больно. Все, что тебе нужно знать о жизни: жить больно. Такая уж наша человеческая кондиция.* С первого вздоха до последнего выдоха.

Кто бы ты ни была, читающая эти слова. Я пишу это для тебя. Я люблю тебя.

Кто бы ты ни был, читающий эти слова. Я пишу это для тебя. Я тебя люблю.

Раньше я не умела тебя любить. Я ждала, пока ты станешь другой, пока ты исправишься, поумнеешь, помоешься, возьмешься за ум, поверишь в то, что верю я, начнешь исповедовать мою (анти) религию.

В чем разница сейчас? Я перестала чувствовать себя в центре всего?

Объяснение мира начинается, и это по-человечески понятно, с модели, в которой земля в центре, а вокруг нее вертятся звезды, солнце и луна. Потому что я становлюсь человеком—из прекрасного примата, который умеет пользоваться своими большими пальцами и даже придуманными инструментами и который может пожалеть и поделиться теплом и едой не только со своим ребенком—из этого прекрасного примата я становлюсь человеком, когда я отделяю себя от мира. Когда я отступаю от мира хотя бы на шаг и вижу: это—мир, а это—я. Когда я вижу этот мир моими глазами и уже этим видением мир изменяю.

Я начала про анестезию, продолжила писать о любви к другому, а пришла вот именно это: я это мир, мир это я. Убивать, насиловать, причинять намеренную боль другому настолько же ненормально, насколько ненормально вонзать нож в самому себе в живот. Как долго ты сможешь продолжать это делать?

Вот в чем разница моего восприятия сейчас: в отсутствии дихотомии. Оказывается, можно держать в себе одновременно и «все для всех» и «все для меня»--именно потому что если все для всех, то все и для меня. Сознание как бы проходит полный круг от неотличания себя от природы, до отделения себя от природы—и в этом отделении, со всей силой идиотизма человеческого мозга провозглашении себя «венцом творения—и обратно в неотличание себя от… от всего.

Любить другого ты можешь только так, как ты любишь себя. Если ты любишь в себе только то, что понимаешь, только то, что тебе приятно любить, или то, что ты обсессивно не можешь не любить—то и других любишь так же, таких же: приятных себе, понятных тебе, совпадающих с тобой—или тех, кого ты запрограммирован любить (например, своих детей).

Но разговоры о любви к другому и практика любви к другому—это совсем другое дело. Я сегодня увидела вот такой клип, прочитала про пакистанский народ, который требует смерти другого человека от застилающей глаза любви к своему богу (слава вселенной, хоть про новые трамповские твиты мне не рассказали), и прихожу к тому, что одновременно с любовью к другому можно держать неодобрение, ненависть и презрение к тому, что этот другой делает (и даже отвращение к тому, как этот другой пахнет).
 
*human condition