nina_kink (nina_kink) wrote,
nina_kink
nina_kink

Categories:

Детали

Письма из прошлого, которые присылает жж, вызывают вопросы и чувства. В главных: почему я большую часть из того, что писала, вообще не помню, не помню иногда какие-то ситуации, или фильмы, а иногда даже людей. И я раздражаюсь на себя из тогда: ну не могла что ли записать поподробнее, в деталях, чтобы можно было вспомнить. Сейчас, когда пишу утром, начинаю с того, что записываю, что я делала «вчера». Вчера не успела ничего записать—слишком рано пришлось выехать из дома, слишком поздно встала—и когда попыталась вспомнить «позавчера», это было не так легко—хотя был хороший день, и я не могу сказать, что я прожила его на автомате. Это к тому, что нижезаписанное «как я провела выходные»--это записка себе же в будущее, чтобы проверить память.

Вчера, в воскресенье, мне нужно было поехать в Венис, чтобы покрасить волосы. Если уж уехать, то запланировали мероприятия, чтобы провести там весь день: Ви найдет бар, где будет с людьми смотреть футбол; я в это время буду красить волосы, а потом мы погуляем. С помощью Парковочной Феи, которая подлюбливает Ви, мы даже нашли парковку на улице (и бесплатно, что почти нереально). Я его оставила в забитом баре (Rick’s Tavern on Main)—два телевизора были даже вынесены на улицу, чтобы народ мог смотреть на патио, Ви быстро начал там знакомиться с другими любителями европейского футбола.

Я по дороге в парикмахерскую выпила кофе с самым вкусным авокадо тостом (Bulletproof Coffee, у них там какой-то тонкий сухарик вместо хлеба) пока ждала своего времени на покраску. Бариста был похож на актера Riz Ahmed и сначала недружелюбный, но потом потеплел; мужчина пришел за кофе с огромной нечесанной колли, которая не хотела оставаться на улице и шла за хозяином в кондиционированное помещение вместе со столом, к которому была привязана.

Сама покраска была сидячим приключением—это единственное место в Лос Анджелесе, где делают Hairprint. Если вы не знаете, что это такое, оно вам и не надо--это восстановление цвета волос, ужасно муторная процедура в домашних условиях, но и в недомашних тоже муторная, хоть и чище, чем когда ты это делаешь не сама. Моя новая знакомица парикмахер Сара (сама с красивыми фиолетовыми волосами) в каждый подход ко мне (а их наверное штук пять а может и шесть, всех этих смываний и намазываний было) рассказывала мне истории достойные стэндапа про свою недавнюю пенсионерку-трудоголичку маму, слепую собаку, братьев без чувства юмора, отца-врача и всех своих кузенов. В перерывах между рассказами я наблюдала истории из жизни салона: как у работницы салона в красивом полупрозрачном платье нежного абрикосового цвета выпадала из лифчика грудь, и девчонка на все 360 градусов зеркал делала элегантные движения рукой эту грудь вернуть на место; и как ее клиент в бороде и с ирокезом пытался смотреть не пристально. Еще там были две другие работницы, такие типажные, постарше; одна была одета в какое-то летящее шелковое платье, как модель из последнего каталога Free People; ей было лет за 60, и из-за того, какие ухоженные—длинные, уложенные волной, блестящего темно-пепельного цвета—у нее были волосы, она выглядела как принцесса, которую состарили одним махом волшебной палочки, но она еще об этом не знает; а другая была, наоборот, одета во что-то черное, обтягивающее и одновременно мятое, она была маленького роста, с большой круглой попой, с такой же как попа по размеру грудью и соответствующей копной кудрявых обесцвеченных волос; ее накладные ресницы придавали ей еще более помятый вид, как будто она проснулась так после вчерашнего, а надо на работу. Эти две женщины каждые 15 минут, то вместе то по очереди, приподнимали фольгу на голове девушки c длинными белыми волосами а ля Матерь Драконов, которая сидела на кресле рядом со мной (кажется, ее волосы заняли больше времени, чем мои…)

Меня отпустили где-то через полчаса после того, как окончился футбол. Ви рассказал мне про страдания сборной Англии, и как переживал весь интернациональный бар. Мы пообедоужинали в какой-то лобстерной (из тех мест, которые почему-то кажутся интересными когда проходишь мимо, но когда садишься, они ухудшаются; но я потом объяснила это себе тем, что мы не пьющие и тем, что в туалет нужно было идти куда-то за угол на парковку). В лобстерной этой веселая женщина лет пятидесяти, в которой было что-то (возможно, голос) от матросов из старых фильмов, сказала мне, что я похожа на Сару Гилберт (но я не знала, кто это, и мне нужно было искать, чтобы соглашаться, и я вспомнила, что мне уже кто-то говорил, и я так же искала). Я ела рыбные тако, которые неожиданно оказались очень вкусными (я не специалист по тако). Музыка играла—Дженис Джоплин, the song of great political import, которая мне напомнила, пообедать именно в этом месте (потому что я проходя мимо слушала эту песню).

Потом мы гуляли по Венис Бич (я как турист в кроссовках для хайкинга и с фэнни пэком, ничего уже не боюсь), глазели на всякие штуки и картины, support living artists, поп-арт как получилось и сюрреалистический символизм; какой-то странный пис, который должен был символизировать Венис Бич, на песке с детскими пластиковыми лопатками, в полузаброшенном лоте за колючей проволокой; разговор с художником, который предложил нам объяснить его картины, и мы не растерялись: «Глаз это наблюдатель—человек? Бог?» По половинке беременных женщин в каждом углу, животы разрисованы, как земные шары—Мать-Земля; лампочки, которыми было заполнено пространство между глазом и еще нерожденной землей, оказались «идеями, которых всегда достаточно»; между половинками беременных женщин веселились дельфины, «добрый знак».

Похоже палаток, в которых живут люди, стало гораздо больше, но вайб остался прежним. Мы ели мороженое (я: ванильное и малиновое), а потом валялись на пляже, слушали барабанщиков, которые собираются там каждое воскресенье, глазели на танцующий народ, смотрели в небо. Закат был мрачным, серовато-сиреневым, но за пятнадцать минут до заката солнце показало красный глаз (и слишком быстро спряталось за горой).

Дома пили чай со смородиновым зефиром и смотрели фильм «Вторые» (Seconds, 1966, фильм Джона Франкенхаймера).[Spoiler (click to open)]Фильм оказался Кафка и Хичкок, про второй шанс—немолодой банкир без смысла жизни получает возможность прожить другую, более гламурную жизнь. Продает, скажем так, душу дьяволу—«Компании». Ничем хорошим это не заканчивается: чтобы иметь шанс на счастье, человеку необходимо самому выбирать свои страдания. Ужасно странная сцена винной оргии под Санта Барбарой (новая знакомая Норма пытается расшатать главного героя, недавно начавшего новую жизни, затаскивает его на белую Бахус вечеринку, и там они все раздеваются—в 1966 году намеками и начинают топтать виноград, и эта Норма тоже прыгает в бочку, и наш герой сначала пытается ее оттуда вытащить, а потом вдруг чувствует новую энергию и уже счастливый в бочке).
Tags: жизнь
Subscribe

  • MMA и веганство

    В субботу вечером смотрели в баре UFC 127. Главный бой был между суперским BJ Penn (кто знает, тот поймет) и Джоном Фитчем. Ставки были на Пенна, он…

  • Pablo Picasso of Trash Talk

    Про MMA (mixed martial arts, смешанные единоборства). Записываю скорее для себя, знаю, что никому тут неинтересно;) Моя контора подписалась…

  • реджи уоррен дж.

    По работе пару месяцев назад я узнала о существовании такого персонажа как Reggie Warren Jr. Это человек, как бы «недоделанный» боец ММА,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments