nina_kink (nina_kink) wrote,
nina_kink
nina_kink

Category:

Злоба дня

В такие дни я не могу заставить себя писать, хотя писать нужно—хотя бы потому, что мне даже после десяти минут стучания пальцами по клавиатуре становится лучше: спокойнее, понятнее, осмысленнее. Но начинать в такие дни трудно—мозг играет в обезьянку: перескакивает с фейсбука на емейл на инстаграм на зачем-то твиттер. Неспокойно, противно, хочется плакать.

Мой учитель по сторителлингу повторяет нам главные вопросы: что ты чувствуешь при этом? Что это значит?

В данный момент я испытываю много неприятных телесных ощущений –нужно постоянно заставлять себя дышать ровно, расслаблять живот. Как только убираешь внимание с дыхания—а обезьянка внимание хочет сбежать хоть куда-нибудь—снова кручение в голове, снова телесные симптомы тревоги.

Мне страшно и противно. Мне хочется плакать. Все мешается в одну кучу, какая-та обессиленная эмоция, связанная с несправедливостью мира и своей беспомощностью перед этой несправедливостью. Мешаются кони, люди. Мои родители, которые в прямом смысле рискуют своей жизнью в государстве, которому на них наплевать. Мне бы очень хотелось знать, на кого не наплевать в Беларуси. Руководитель страны, за которого я не голосовала—у меня даже не было шанса против него проголосовать--и который отказывается принять на себя хоть какую-то ответственность, на протяжении десятилетий готов пустить свой народ в расход. Он делит людей на группы, с которыми можно логично расстаться, чтобы легче переварить—«пенсионеры» пожили свое; непатриотичная молодежь чего вообще хотела не любит родину; дети цветы жизни--да очень грустно, пусть живут в Кафке; лодыри пусть работают, то же мне малый бизнес; а эти предприниматели им бы только хапать; и так далее. С другой стороны, в стране, в которой я живу сейчас, в США… Этот образ белого полицейского, придавивший большого чернокожего мужчину коленом к земле, это «я не могу дышать»… В 2020 году это колено на шее чувствуется как ядовитый плевок—даже для меня, человека, который только начинает понимать глубину усталости небелого населения Америки от этого постоянного унижения, постоянной опасности.

Что все это значит для меня? Я выросла в СССР, я ненавижу идеологию, насилие, я ненавижу власть, которая отказывается посмотреть правде в глаза, и которая понимает лидерство как создание образа внешнего врага, культивирование ненависти и перевод ответственности на кого угодно, кроме себя. С другой стороны, я не борец. Мой путь скорее путь монаха, чем путь воина. Я хочу слушать пение пересмешников и любоваться калифорнийским небом.

Сегодня я подвисла над этим постом в фейсбуке писательницы Лидии Юкнавич, которую я уважаю. Рассказ очевидца жителя Миннеаполиса о том, что происходит в городе: в город съехались неонацисты из соседних штатов; местное население борется за справедливость днем, а потом выживает и пытается спасти собственные дома и местные бизнесы ночью. Я думаю, сейчас страшный момент в истории этой страны. Я вспоминаю недавний мини-сериал, экранизацию романа Филипа Рота, The Plot Against America. Там сильно, поэтапно было показано, как лидер страны может создавать погромы закодированными сообщениями, приближением к себе антисемитов, замазанной поддержкой нацистов, бездействием и молчанием в момент, когда нужно решительное действие.

Я пишу это, и слышу голоса соседских мальчишек под окном—катаются на самокатах, смеются. Жизнь продолжается. Она всегда продолжается для в этот раз выживших.
Tags: жизнь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment