nina_kink (nina_kink) wrote,
nina_kink
nina_kink

Category:

Когнитивный диссонанс

В книжке про само-саботаж, Джуди Хо объясняет саботирующее поведение тем, что нам крайне некомфортно испытывать два противоположных чувства. Так некомфортно, что мы сделаем все, чтобы этот дискомфорт поскорее разрешить. Чаще, мы выбираем простые пути и проторенные дорожки для разрешения. Чтобы сойти с проторенной дорожки, нужно мужество, нужна способность испытывать неприятные чувства и продолжать движение.

Один из важных, пока неразрешенных когнитивных диссонансов в моей жизни—это моя сильная тяга пересказывать жизнь словами и словами же извлекать из нее уроки—и одновременное очень сильное желание перестать быть. Такая активная анти-жизнь.

Я рассказывала моей подруге Крис недавно, что в первую очередь я благодарна импрову за то, что он показал мне, где и какой мой настоящий страх. Мне легче в сто раз сделать шаг вперед на сцену (трудно все равно), чем закончить эссе или рассказ. Я иногда заканчиваю—понижаю ставки, опускаю планку, смещаю фокус. Но это очень, unsustainably, трудно.

Я думаю о страхе. Что он такое, что с ним делать.

На прошлом занятии импровом наш учитель Адам останови сцену и сказал мне: «Я запрещаю тебе говорить о том, что ты в чем-то нехороша, что ты чего-то не умеешь, что у тебя что-то плохо получается. Начиная с прямо сейчас, ты самая лучшая в этом, неважно в чем, в тебя все влюбляются*». То есть—не специально, но очевидно—мой первый подсознательный выбор в сцене: как у меня что-то плохо получается, такая героиня-всегда недотепа.

Я так привыкла быть плохой, не доделывающей, никакой—останавливающей себя, принижающей себя, опускающей себя. Мне трудно оставить такую себя за дверью моей игровой комнаты, где мне хорошо.

И в отношениях с любовью: мне легче представить, что меня любят несмотря, на то, какая я плохая, чем, что меня любят потому, что я такая хорошая. Про «любят, потому что любят» лучше вообще не начинать. Поэтому мой M.O., модус операнди, это: не делать до последнего, а лучше не делать вообще, а если делать, то невнимательно (все равно получится «нормально» или оправданно плохо). Это моя суперсила: делать в пять раз хуже и медленнее, чем могу—ведь так я всегда могу объяснить себе провал и холодное ко мне отношение. Я это заслужила.

Возвращаюсь к тому, как я пишу. К тому, что когда я сажусь писать, я сталкиваюсь с двумя силами. С одной стороны—радость, любовь к игре ради самой игры, возможность прикоснуться к Океану**. С другой: «радость нужно заслужить», «любовь нужно заслужить», «ты не имеешь права прикасаться к Океану», «заткнись, тебя вообще не должно быть, еще чего придумала, оставлять после себя следы-слова!» Все это очень реально, но даже понять, что именно происходит все равно невозможно трудно, потому что это испытывается не всегда вербально, а если даже и словами, то ты как будто в мороке ядовитого тумана, ты внутри и тебе не до игр, тебе бы выжить.

Что делать? Что я делаю?
- Спрашивать себя: что происходит? Что на самом деле происходит? Честно отвечать. Называть словами. Называть чувства и чувствовать их, а не отрицать.
- Рассказывать понимающим близким о том, что происходит.
- Продолжать движение. Напоминать себе о том, что несколько лет назад было страшно выезжать на фривей, а теперь посмотри на себя. О том, что всего полгода назад ты бы не смогла представить себя на сцене Second City Hollywood, а теперь посмотри на себя. Привыкаешь к страху, и уже не так страшно.

«Жизнь сжимается и расширяется пропорционально нашей смелости», сказала Анаис Нин. Как надоело держать свою жизнь в кулаке страха. Как нелегко дается смелость.

* Сцена была про влюбленности.

** Это я только что прочитала в книжке Дэвида Линча что «все духовное в итоге течет в один Океан».
Tags: writing, жизнь, импров, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments