nina_kink (nina_kink) wrote,
nina_kink
nina_kink

Categories:

Unintended Consequences

Мы посмотрели только что последний эпизод Last Week Tonight с Джоном Оливером, про Китай. Про семьдесят лет великой китайской революции, и в частности про политику «Одна семья—один ребенок» в Китае и ее последствия.

Если вы можете посмотреть, посмотрите. Если уже посмотрели, расскажите мне ваши впечатления. Если кратко и своими словами, то эта политика создала ситуацию в стране, когда не хватает женщин—мужчин на 34 миллиона человек больше, чем женщин. Стремительно стареет население--в недалеком будущем один работающий будет кормить двух родителей и четырех бабушек и дедушек.

Джон показал картинку деревни, полной молодых мужчин без женщин. Такое тоскливое зрелище--я прочитала выражение их лиц как готовую взорваться скуку. Конечно, вытекающие из дисбаланса преступления: похищение женщин, human trafficking. Еще одна картинка: успешная компания, которая продает силиконовых кукол. Директор по продажам, сентиментальный китайский парень с нежным лицом переживает за братьев: эти ребята рады платить, потому что альтернатива: одиночество.



Инициатива на местах: штрафы, превышающие годовой доход семьи в четыре раза. Принудительные аборты. Не без комедии: имя мальчику дали Двадцать Тысяч Юаней--потому что так дорого он обошелся родителям. Добрая бригадирша, следящая за менструальным циклом своих подопечных. В 2015 эту политику как бы отменили--заменили политикой «два ребенка—в самый раз» и начали ею внедрять: снова принудительные аборты, снова принудительные тесты на беременность каждые три месяца и так далее.

Я смотрю на мои мысли после просмотра этого отчета о человеческом эксперименте. И эти мысли отзываются в теле. Я думала о сцене с крысой в 1984 Оруэлла--сценой пытки: обещанием выпустить тебе в лицо голодную крысу- и ты ничего не можешь сделать. Палач—представитель государства, и после репортажа этого я думаю о бессилии обычного человека перед государственной машиной, перед реальной угрозой голодной крысы. От моих собственных бабушек я слышала истории про бессилие перед государством--истории голодомора, истории «почти»--дедушка-середняк вовремя умер, и этой смертью спас семью от—раскулачивания, истории о том, как председатель колхоза решает не выдавать тебе паспорт, истории про подпольные аборты—следствие криминализации абортов, да много ужаса, про бесчеловечную государственную машину и «инициативу на местах…»

Отдельной строкой: про передачу Джона Оливера. Или даже не так, про источники новостей--про то как твои источники новостей определяют твои политические и социальные взгляды. Вот, например: я новостей специально не читаю. В месяц, когда я ушла с фейсбука, моими источниками новостей был только Ви, Стивен Кольбер и Джон Оливер. Ви мне объясняет значение по-своему—он регулярно слушает и «вражеские радиостанции» и меня балансирует, а Кольбер и Оливер делают мне понятным значение событий в мире с помощью сатиры комедии. Я понимаю искаженность моей картины мира, но мне нравится это искажение, оно мое по выбору. Думала вот о чем. Примерно половина ребят, с которыми я училась когда-то в инязе в одной группе, живут сейчас в США (+несколько одноклассников живет здесь). И я не знаю, с кем из них у меня было бы больше понимания: с теми, кто живет в Минске, или теми, кто живет в США? В Минске, ты знаешь, что не нужно удивляться сталинизму, гомофобии, мужскому шовинизму, расизму... Ты к этому готова. Но когда в твоей либеральной ленте вдруг появляется шуточка про оружие или date rape (кто-то из Техаса…) или серьезное рассуждение про «почему я голосовала за Трампа» (кто-то в Детройте) или граничащее с безумием веганство (Нью Йорк, но могло бы быть, если пойти по клише—но почему cliché всегда такие … правдивые???--в Сан Франциско)—и ты думаешь: ммм, тоже не все так просто :)
Tags: john oliver, tv
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments