nina_kink (nina_kink) wrote,
nina_kink
nina_kink

Categories:

Трудная зверушка

Я провела три дня в вынужденном близком общении с собственным телом. И вот о чем я подумала…(вернее, не так: в середине мигрени ты не думаешь, ты просто обнимаешь унитаз и наблюдаешь, как червь в тебе выворачивается наизнанку, выплевывает внутренности вместе с лекарством от рвоты—и когда и зеленое, и белое, и желтое в тебе заканчивается, выдает три желудочных спазма вхолостую, чтобы неповадно было.)

И вот что я наблюдала: что в периоды, когда тебя выворачивает, ты очень близок к своему животному. Сознание бьется, испуганный обозреватель, плачет, усталый: ну когда, когда, когда оно уже закончится? А тело живет на полную мощь—как умеет, выполняет свою биологическую программу.

Мой напарник-сообщник маэстро Ви в последнее время медитирует на свои кости, мышцы, и связки и выдает афоризмы-метафоризмы. Когда у меня начинался этот приступ—я триггернула его неудачной таблеткой, и только начала ощущать ее метаболическое путешествие по организму—он сказал мне с мудрым видом: Дай животному сделать свое дело и не суди его за это.

А что, если попалось тело- трудная зверушка? High maintenance? Давным-давно, у нас была собака доберман пинчер, которая была бы идеальной собакой, если бы ее выгуливали на полную мощь каждый день часа четыре и не оставляли взаперти больше, чем на полчаса. Отбросим пока даже диету, которая в девяностые и у людей была так себе, а также смешанные сигналы моей семьи, окончательно превращавшие бедную собаку в невротика. Гулять четыре часа каждый день?! Не оставлять в одиночестве?! Это же нереально! Понятно, что семья с определенным образом жизни не должна заводить некоторые породы собак. Но у этой семьи хотя бы был выбор. Когда тебе дают тело—как бы ты ни хотел, чтобы тебе его заменили, тебе его в этой жизни не заменят (максимум к преклонному возрасту или по болезни некоторые запчасти). Если данному телу нужно в день четыре часа активной физической нагрузки, семь часов сна и еда с достаточным количеством протеинов и диетических волокон—то если ты этого ему не даешь (какое «не даешь», ты даже никогда не попытался узнать, что нужно твоему телу!), какое право ты имеешь его ругать и на него жаловаться?

Этот приступ мигрени был выдающийся—со слишком затянувшейся острой фазой, так что я в какой-то момент устала и почти пришла в отчаяние. Мое животное вбивало в меня урок: все занимает столько времени, сколько занимает. Услышь меня наконец, поверь мне.

Один из самых приятных моментов после болезни—чувствовать, как возвращается к тебе энергия. Чувствовать желание животного жить: съесть крекер, выпить воды, принять ванну. Я пока слышу, но как долго буду слышать?
Tags: жизнь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment