nina_kink (nina_kink) wrote,
nina_kink
nina_kink

Category:

Secrets are lies. Privacy is theft. Sharing is caring.

История про Смоллетта поучительна: Актера вывели на чистую воду с помощью технологий—камер, истории телефонных разговоров. Вот в каком мы живем мире: преступление просто так не совершишь.

Эта история заставила вернуться мыслями к «Сфере» Дейва Эггерса (The Circle by Dave Eggers). Которая оставила меня со странным осадком… не знаю даже чего.

Мне нелегко писать об этой книге—не потому что она меня как-то потрясла особо—скорее потому, что оставила меня confused. Я записывала эту мысль методом, который я использую, когда не знаю, что писать: я составляю список «горячих точек» и пишу про каждую из них в течение пяти минут.

Мэй: сама героиня. Ей 24 года, она выпускница престижного колледжа, но застряла на офисной работе муниципальном учреждении городка, где живут ее родители. С помощью однокурсницы она устраивается на работу в «Сферу»--самую престижную компанию мира: нарисуйте себе Гугл и Фейсбук.

Чего она хочет? Она хочет вырваться из провинциального городка, она хочет что-то доказать себе и родителям. Она хочет успеха. Она хочет любви. Она хочет одобрения.

Чего я хотела, когда мне было 24 года? Я хотела принадлежать, я хотела, чтобы меня принимали, я хотела не чувствовать свою недостаточность—этот голод по любви, по пониманию чего хотят от тебя окружающие. Я хотела что-то кому-то доказать—было страшно, что ничего никогда не будет. Ты уже знала, что все детство тебя обманывали, но ты не можешь поверить, что «это»--все.

Сначала я думала, что Мэй—революционерка. Что она закрутит с седовласым Таем-Калдоном, пойдет против организации—пострадает, но разрушит то, что она помогла создать. Я думаю, 24-летняя я поступила бы так не столько из-за принципов, сколько из любви и сексуального интереса. Ну и чтобы доказать миру и себе, что "это"--не все.

Но Мэй оказалась обычной девушкой, которую даже ломать не пришлось. Она сама на все согласилась, она сама отдала свою свободу за—

За что же Мэй отдала свою свободу?

- За медицинскую страховку для родителей. Да, this is America в этом смысле держит граждан в тонусе. Но к концу книги Мэй со своими родителями даже не разговаривает—хотя конечно, когда ты знаешь, что ты обеспечил родителям здравоохранение, не разговаривать с родителями проще.

- За статус. Мэй получает огромную власть над миллионами своих «followers». Она работает в компании, которая решает судьбы мира—она сама решает судьбы мира. Не потому что она понимает что-то о мире, а просто потому что может.

- За… знание. Возможность знать все. На последних страницах книги, Мэй смотрит на свою подругу в коме и решает, что нужно обязательно знать, что там у коматозной Энни творится в голове, какие сны ей снятся, какие мысли она думает. Мэй не выносит тревоги незнания.

Любовные истории «Сферы»: Именно эти любовные истории заставляют меня сомневаться в «правдоподобности» главных решений Мэй. Как я уже сказала, в свои 24 года я бы не могла рассматривать серьезно такого мужчину как Фрэнсис, зато Тай-Калден был именно мой типаж. В момент, когда Мэй отказывается от Тая, она вспоминает сцену—пара маргиналов на барже в заливе пьют вино и любуются закатом. Эта сцена вызывает у нее отвращение, а для меня это описание дома, и в 24 и в 40 лет.

История: Лиза Крон определяет историю: «Как то, что случилось, повлияло на главного героя».
Как же то, что случилось повлияло на Мэй?

Что случилось: переход мира от непрозрачного в «прозрачный»--когда все носят на себе камеру; все происходит у всех на виду. Потому что secrets are lies; sharing is caring; privacy is theft. Как это повлияло на Мэй? Она стала пионеркой этого движения прозрачности—и сделала это незаметно для себя, даже не поняла, что именно она потеряла.
 
Заинтересовала ли меня эта история? Да, но не тем, что случилось с Мэй. Дэйв Эггарс описал мой ад—когда Мэй добавили третий экран, я знала, что я никогда не смогла бы работать в такой организации (ну меня бы туда и не взяли конечно).

Антиутопия: но такая близкая, такая ощутимая. Технологии, которые использовались в «Сфере»--они уже здесь (sorry, Jussie). Вряд ли в реальности возможно стопроцентное офейсбучивание населения—и все же… заставляет задуматься.

Самый сильный момент в «Сфере» для меня--душевное состояние Мэй после смерти ее бывшего бойфренда. Смерть, которая произошла на ее глазах и по ее вине, не вызывает у Мэй особых угрызений—это он был болен, она просто хотела ему помочь. Возможно, это просто защитные реакции совести Мэй—возможно, до нее все дойдет когда-нибудь. Вряд ли она сможет понять что-то без катастрофы.

Если посмотреть на «Сферу» с точки зрения «читать как писатель», чему можно поучиться?

- Эээ… меня интересуют антиутопии в принципе. Вопрос этой антиутопии—правда ли, что если людям нечего будет скрывать, они будут лучше? Главная героиня становится не лучше—а еще более поверхностной, чем в начале книги.

- Мне не понравилась героиня своей вялостью: ну что ж, Мэй была такой героиней, простим ей—но для себя я решаю, что я хочу писать о людях, которые способны на собственную мысль.
Tags: дейв эггерс, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments