nina_kink (nina_kink) wrote,
nina_kink
nina_kink

Category:

Comfort Eagle

Highlight of the day: полтора часа в приемной акушера-гинеколога ("Извините, что так долго--лучше не записывайтесь к нам по пятницам"): беременные женщины, их мужья, парочка детишек—и одна небеременная я. Их было всего за эти полтора часа раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь пар—явно беременные женщины с мужьями и детьми. И еще было две непарные беременные женщины. Переговаривались пары между друг с дружкой на русском, каком-то языке Индии, армянском, английском и украинском языках. Я чувствовала себя немного в рассказе Харуки Мураками, ожидала подвоха. Сидим по кругу, все помещаемся. Все, кроме детей, смотрят в телефон (я—в Киндл и осторожно—по сторонам).

Я пишу это в десять часов вечера, а вот это было написано раньше, около трех часов дня:

Я на себя сержусь. При этом я ощущаю… я не знаю, что это: это какое-то тяжелое «плохое настроение». Оно ощущается—тяжелым отсутствием радости. Вот, наверное, так: чувство, когда ты скучаешь по радости—и знаешь, что сейчас она почему-то не может к тебе приехать. Не может, не хочет, забыла про тебя, некогда ей. Когда смотришь на это плохое настроение—чувствуешь его физическое присутствие в тебе. Тяжелое—ты чувствуешь себя так как будто бы тебя в зимней одежде окунули в лунку.

Когда смотришь на это плохое настроение беспристрастно—не ругая себя «вот опять» и не стыдя, начинаешь видеть:


- Нежелание что-то делать. Это главный признак: такое активное нежелание, что мне кажется, я сейчас умру (да, умру—сначала изойду в истерике, упаду в seizurе, и потом лопну, как резиновый шарик, надутый водой), если меня заставить что-то делать.

- Вижу также, что от предыдущих «разов» сегодняшнее отличается тем, что я смотрю на себя не осуждая. Неужели и правда, радость—это само собой разумеющееся состояние? Несомненно, есть время радоваться, но должно быть время и грустить. Чувствовать свое тело тяжелым; чувствовать себя и всех вокруг необратимо смертными; чувствовать отсутствие любимых.
Само то, что я сейчас сижу и пишу об этом открыто: отличие. Когда начинаешь об этом писать, понимаешь, что именно сильные, интенсивные чувства делают нашу жизнь интересной, уникальной. Я написала предыдущее предложение и сама с собой не согласилась. Уточнила: не сильные, интенсивные—а осознанные. Любые осознанные чувства делают нашу жизнь интересной, «живой». Принятые чувства—чувства, на которые мы посмотрели, называли их и сказали, да, это есть, я это сейчас чувствую—делают нашу жизнь большой.
Я написала все выше, и решила для себя (сейчас три часа дня)—сейчас я запишу все, что я хочу сделать на этих выходных—и пойду на прогулку. За окном солнце, чем не план.

--
Сейчас, когда я пишу это (одиннадцатый час вечера), блюз прошел, жизнь продолжается, у меня тетрадка новых идей и даже есть страницы; я гуляла, убирала в доме немного, послушала почти весь альбом группы Cake Comfort Eagle.

С Ви мы начали смотреть сериал «Russian Doll» и совсем не впечатлились от первой серии. Но на второй заинтересовались.

Случайно нашла статью про Ви: Белорус, понимаешь, в Лос Анджелесе!

Tags: жизнь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments