nina_kink (nina_kink) wrote,
nina_kink
nina_kink

Category:

Начало февраля 2019 года

Самое важное, что случилось на этой неделе: жизнь снова заставила меня быть скромнее. Организм требует честности, а я делаю вид, что ничего не замечаю.
В четверг вечером я запланировала ударить по выходным 24 часовым рабочим уикендом. Вот, сказала я себе: у меня есть целых три дня практически выходных (ну почту проверить по работе каждый день по полчаса: doable). А я, а я за эти 24 часа напишу как минимум надцать страниц важного и большого, что наконец-то начало принимать форму в моей голове. И еще это напишу, и это, и это.
Посмеялся организм, уложил в постель на два дня мигренью. И чтобы не рыпалась, обострился болью в трех секретных местах. И конечно же, я должна сказать своему телу «спасибо», "надо благодарно принимать".
Я летала последние две недели: как я изменилась, я знаю, что я делаю, все под контролем. Свобода, радость, принятие. Тело требует честности: в каких именно местах я себе вру?
Я вру себе, что я работаю? Да, до идеала далеко: когда я воспринимаю собственную работу серьезно и не позволяю себе ни секунды сомнения в том, что я делаю—и поэтому работаю, как я должна.
Мне так не хватает места, времени в собственной жизни. Времени, чтобы полностью погружаться в себя. Но я пляшу, уговариваю себя, что все в порядке—в том смысле, что «что есть, то есть», и бессмысленно этому сопротивляться. Нужно только принимать, что есть.
И тем не менее: посмотри на меня, требует тело. Как будто бы я все время на него не смотрю.
--
Сейчас воскресенье. Начало февраля. Я заставляю себя подвести итоги. Этой недели. Первого месяца года. Прошлого года.
Как я себе нравилась на этой неделе. Не в зеркале: всю неделю я привыкала к себе в зеркале. Эксперимент с цветом волос меня дезориентировал. А с остальных поверхностей меня устраивало мое отражение. Всю неделю я все больше уходила к моей Большой Идее (которая всегда у меня есть в «разработке», но принимает разные формы). Сейчас именно форма этой Большой Идеи выглядела особенно красиво, так что мне хотелось танцевать, хлопать себя по лбу и кричать во вселенную «Ну если это гениально, то я не знаю, что еще!»
Такая красивая форма: а я все боюсь по-настоящему к ней подойти. Я хожу вокруг, «мочу ноги»--нельзя сказать, что я ничего не делаю. Но наверное вот это: что когда я смотрю на эту идею издали, я вижу ее такой гениальной, что так как это моя идея, я начинаю сомневаться в ее гениальности. И вползают сомнения, хотя всего-то нужно: ее воплотить, а потом рассматривать на гениальность.
Итоги первого месяца года: боже, всего только месяц прошел?! Текстура жизни—можно так сказать? ее консистенция—стала настолько густой, насыщенной—хотя внешне ничего не происходит. Внешне ничего не происходит.
--
Ви: он чудо. Если у меня ощущение января 2019 по длине как целого года, то у Ви, похоже, за месяц проходят десятилетия.
Я не знаю других таких людей, как он. Которые могут залипнуть в медитации на собственной пятке на пару недель. Я не знаю, что у него происходит: он живет своей медитативной жизнью, восстанавливает симметрию в собственном организме, думу думает и пишет книгу, которая спасет все человечество. Вы знаете такого чела как Александр, который создал свою технику, технику Александра—который обвешал стены зеркалами, наблюдал за собой в эти зеркала три года? Вот Ви из этой породы аутодидактов. Читает Руми, пишет хокку, переводит Маяковского и Эмили Дикенскон.
Создает еще и музыку. Его проект Social Gravy выпустил новый сингл под названием Калифорния. Про них написали в The Vynil District и включили в buzzmusic top 50 hits playlist
--
За окном капает дождь. Вчера утром мы слушали его несколько часов: наше окно выходит во внутренний дворик с усугубляющей глубину звука акустикой. Дождь звучал ритмичным потоком, как будто бы кто-то сверху переворачивал огромные бочки с водой.
Я вспомнила рассказ знакомой, что когда они с мужем переехали из штата с выраженными сезонами в Калифорнию, они иногда завешивали натемно окно в спальне и включали на магнитофоне звуки дождя.
--
Литературно, эта неделя была неделей Олдоса Хаксли, его Brave, New World. Я так и не вспомнила, читала ли я когда-то раньше эту вещь. Сейчас я восприняла ее немного с отторжением—стиль мне показался иногда слишком выкаблучивающимся, как иногда у Набокова бывает в англоязычной прозе, типа «смотрите, как я могу». И гендерные моменты—то, что у автора не хватило гендерной фантазии на другие роли для женщин, например. Но это, как говорится, пережитки, так что простим автора. Очень интересное рассуждение о ценностях. Можно ли жить в мире, с которым у тебя совершенно не совпадают ценности? Нельзя, отвечает Хаксли. Его варвар Джон выбирает не жить (чем тоже меня разозлил). Сцена, когда Джон обвинил Ленину в том, что она шлюха (несмотря на то, что его собственная мать исповедовала принцип цивилизации «все принадлежат всем»). Здесь, кстати, можно порассуждать про христианские ценности—концепцию греха, которой так упивается варвар Джон, обвинении мужчиной женщины в собственном сексуальном желании.
--

Телевизионно, эта неделя была неделя фильма The Ballad of Buster Scruggs. Как потом выяснилось—и все стало на свои места—это фильм братьев Коэнов. Особенно приятно для моего fiction writer’s сердца—фильм состоит из «рассказов». Правда, рассказы эти не для слабонервных. Только в двух из них «заканчивается все хорошо»--или нейтрально.
Что мне больше всего запомнилось: драма в "Meal Ticket” и «The Gal That Got Rattled”; стеб над вестерном в Балладе о Бастере Скраггзе. Ирония в "Near Algodones”. Tom “Старик и море” Waits в «All Gold Canyon”. Концовка в The Mortal Remains. Да, нужно смотреть.
--
Месяц этот стал для меня месяцем Натаниэля Брэндена. Его книг про психологию самооценки.
Я хотела написать об этом много, но я не смогу достаточно обобщить. Поэтому просто порекомендую его книги. Эти книги помогли в моем ongoing размышлении про само-принятие.
Tags: жизнь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments