?

Log in

No account? Create an account
Я пишу admission essay - Nina Kink
Из жизни и её окрестностей

nina_kink
Date: 2018-03-17 12:05
Subject: Я пишу admission essay
Security: Public
artist, that's what's up, writing
Когда несколько лет назад я подавала документы в писательскую программу, я надеялась, что меня научат каким-то писательским секретам, какому-то тайному знанию, которое передается только тем, кто этого заслуживает, и которое поможет мне с легкостью садиться за компьютер и создавать Прекрасное.

Я без сомнения многому научилась в писательской программе. Но легче садиться за компьютер и создавать хоть что-то мне не стало. Я продолжала испытывать неприятные чувства, когда я садилась за работу. Эти чувства радовали новыми цветами: я испытывала острую ненависть и отвращение к себе, новые ментальные блоки и разве что не планировала самоубийство--при этом повторяла себе, что «писательского блока» не существует: что его придумали ленивые писатели (типа меня), чтобы найти себе отмазку.

Снова и снова я оказывалась в центре парадокса: я не могу не писать (я уже влезла в долг американскому правительству; я объявила о своих амбициях «всему миру»--семье и друзьям) и я не могу писать: иногда неприятные ощущения зашкаливали настолько, что я еле-еле могла функционировать, не говоря уже о «творить».

И вот какие выводы я делаю на основании этого опыта:

Творческий акт (и в частности акт письма: акт письма ближе к нашему нутру, к нашему ядру: мы и пишем, и разговариваем с собой словами) требует честного взгляда на себя и на отношение к себе. Когда ты пишешь—если ты целишься не на поверхностное, а на что-то, что тебе кажется настоящим (все мои оговорки осознанны)—ты не можешь себе врать.

Цитата, которая помогла мне сформулировать проблему и направиться на решение (из книги «Искусство и страх»):

Стать художником—это научиться принимать себя (делает твою работу личной) и идти за своим собственным голосом (делает твою работу distinctive –отличительной).

Эти «принять себя и идти за своим голосом» кажутся простыми, пока ты не попробуешь это собственно делать. Когда ты начинаешь делать, ты понимаешь, что все, чему тебя учили до этого момента--это не верить себе, отрицать себя, не слышать собственного голоса. Максимум, чему ты научилась, это обещать себе, что полюбишь себя—когда-нибудь, когда будешь весить невозможные пятьдесят килограммов, когда опубликуешь и получишь премии за пять книжек, когда у тебя в доме не будет ни пылинки.

Но «принять себя», полностью, без оговорок—это творческая необходимость. Замкнутый круг: пока ты себя не примешь, ты не сможешь написать ни одного предложения. Пока ты себя не полюбишь, ты не научишься распознавать и ценить свой голос.

И снова и снова мы утыкаемся в буддистский парадокс: чтобы измениться, нужно принять себя здесь и сейчас такой как есть.

Принять себя включает еще одну страшную необходимость. Недостаточно распихать ужасное, не принимаемое в себе по шкафам, «забыть» об этом, выстроить вокруг этого стены, пропылесосить посередине и объявить: Я готова себя принять.

Нет, творческая необходимость именно принять себя с всем своим «грязным», с неприятным, со «стыдным», с тем, о чем ты бы хотела забыть, притвориться что этого нет и никогда не было.

Именно поэтому работа художника не для слабонервных.

Тебе всю жизнь говорили, что тебе нечего сказать, что твой опыт не заслуживает внимания: и твоя основная работа в том, чтобы научиться верить своему опыту как ничему другому.

Писательская работа именно в ценности своего опыта. Не потому, что именно этот опыт ценнее любого другого. А потому, что именно этот опыт ценен, как любой другой. Ты не можешь научиться ценить чужой опыт, пока ты не научишься любить—то есть, по Дэвиду Ричо, быть внимательной, принимать, ценить, давать ему место быть, чувствовать к нему нежность—свой опыт.

Тебе всю жизнь говорили, что твой голос кривой, мутный, заткнись, ты ничего не может изменить: и твоя задача как художника: поверить своему голосу полностью; научиться его слышать; идти туда, куда он тебя ведет без оглядки, даже когда ты знаешь, что туда «лучше не ходить»…

Деннис Паламбо, писатель, переквалифицировавшийся в психолога, пишет, что он видит свою задачу как «помочь писателю установить доброкачественные отношения со своим талантом».

Сейчас, в марте 2018 года, я как никогда близка к установлению доброкачественных отношений со своим writing. Когда я смотрю на пройденную работу—работу, проделанную самостоятельно, с книжками и writing (отчасти потому что мне не удалось найти терапевта, который мог бы работать с творческой частью меня так, как мне хотелось; отчасти потому что одна из проблем, которые мешают мне расти—это недоверие людям)—я вижу, что эта работа не должна была быть такой трудной. Она могла бы быть полегче. И именно поэтому я подаю сейчас документы в программу master of arts in psychology.
Post A Comment | 1 Comment | | Link






Вилли Во: Williwaw is light
User: williwaw
Date: 2018-03-19 06:22 (UTC)
Subject: (no subject)
Keyword:Williwaw is light
Мне кажется, что ты и можешь как раз стать таким терапевтом - и для себя, и для других. Удачи при поступлении, пусть процесс получится легким и безболезненным!
Reply | Thread | Link



browse
my journal
November 2018