?

Log in

No account? Create an account
Lolita & Lamb - Nina Kink
Из жизни и её окрестностей

nina_kink
Date: 2018-03-03 11:20
Subject: Lolita & Lamb
Security: Public
bonnie nadzam, lamb, nabokov, книги, набоков


Недавно я прочитала (послушала) книгу Тайная история Владимира Набокова (автор Андреа Питцер; книга должна выйти или уже вышла на русском языке). Книга замечательная, исследующая Набокова как человека и писателя в своем времени, и в том числе рассматривающая Лолиту как по-набоковски политическое произведение. Рекомендую ее любителям Набокова и русской литературы (хотя и не рекомендую аудио версию, которую читала Сюзан Бойс: бедная актриса набирает воздуха перед каждым русским отчеством; половина имен собственных для русскоязычного слушателя не имеет смысла—представьте себе «Лаюсю» (Люсю), Варовского (Твардовского), а также Айвана Десиновича (Ивана Денисовича)).

После книги Питцер я вдохновенно попыталась перечитать Лолиту. Я читала этот роман по-русски, когда мне было лет двадцать; я практически ничего не помню из того прочтения, кроме нескольких моментов просветления, когда я «поняла» какую-то неочевидную отсылку.

В этот раз—это было во время недели рождественских каникул—я начала читать Лолиту, в оригинальном для нее английском, получая эстетическое наслаждение от прозы. Это наслаждение продержало меня до двадцать девятой страницы, после чего я не смогла продвинуть себя дальше. Я испытала отвращение, почти физическую тошноту—по отношению к главному герою, упивающемуся собой, и к Набокову с его вышеупомянутой красотой прозы, которая, видимо, призвана была пронести читателя через эту тошноту, но в моем случае усугубила. В этот раз я решила ограничиться этими первыми двадцатью девятью страницами и вернула книгу в библиотеку, не дочитав.

В случае с романом Lamb Бонни Надзам у меня не вышло закрыть книгу на двадцать девятой странице, потому что я ее слушала: в среднем моя аудио-сессия длится около часа (brought to you by 405 traffic), и после первого часа я вынужденно уже стала дослушивать: мне стало любопытно, в чем собственно был point написания этого романа.


Я не просто так вспомнила здесь про Лолиту: В романе Lamb главный герой пятидесятичетырехлетний, только что потерявший отца Дэвид Лэм, начинает отношения с одиннадцатилетней девочкой Томми и отправляется с ней в автомобильное путешествие через полстраны. Отношения Томми и Дэвида никогда не переходят в сексуальные; в отличие от набоковского Гумберта Дэвид Лэм—не педофил, а скорее запутавшийся в себе и в своих отношениях мужчина в экзистенциальном кризисе. Зачем он втягивает в этот кризис ребенка (в конце книги они говорят о какой-то любви, которую никто не поймет; если честно, то рассуждения о любви от Дэвида Лэма слышать было еще тошнотворнее, чем читать выпендрежные предложения Гумберта)—непонятно.

Лолита—это известный случай так называемого «ненадежного рассказчика»—когда история рассказывается от первого лица, но читатель понимает, что верить этому человеку можно только, если делить все сказанное на пять, да и то неясно, в каких местах рассказчик врет себе. В случае с Lamb Бонни Надзам, с читателем разговаривает автор (“вездесущий рассказчик"), который транслирует в основном действия, но не мысли, героев—то есть выяснять, почему Дэвид Лэм поступает так, а не иначе, в каких местах он врет окружающим, а в каких—себе—автор отдает эту задачу читателю.

Подытожу так: Хорошо написанная книга, оказывается, может быть одновременно и плохо написанной книгой. Lamb—хорошо написанная книга, но… это «хорошо», с одной стороны, вычурно и слишком правильно (на слэнге местных писательских программ это можно назвать overworkshopped). Но хорошо построенные предложения не спасли этого конкретного читателя от wofür-непоняток: ЗАЧЕМ эта книга была написана?!

Это было мое активное "не рекомендую", но если вы все же этого барашка прочтете, объясните его, пожалуйста, мне.
Post A Comment | | Link






browse
my journal
June 2018