?

Log in

No account? Create an account
Рассказы этой недели (февраль 2018) - Nina Kink
Из жизни и её окрестностей

nina_kink
Date: 2018-02-11 21:56
Subject: Рассказы этой недели (февраль 2018)
Security: Public
рассказы, рассказы недели
Для читающих художественную литературу, в частности рассказы и в частности на английском, то, что я прочитала на этой неделе:

The Boundary by Jhumpa Lahiri (New Yorker, январь 2018)
Написан от первого лица, от имени мальчика—сына присматривающих за домом, который сдается летним туристам. Рассказ написан на итальянском, показательно «переведен с итальянского на английским автором». Интересно: помещение в рассказ героини-писательницы, очевидно фантазирующей за мальчика этот рассказ (очень трудно представить мальчика, который думает или говорит что-то вроде «I detect the calm thread of their conversation….” Или “She studies everything I look at every day. But I wonder what she sees in it” (с другой стороны, так написанное, и не кажется особо невозможным). Рассказ очень простой (настолько, что можно давать его как пример первого лица и определенного времени рассказа—неделя, когда в доме гостят именно эти постояльцы—и как можно выдавать background information.) Красивое: простота рассказа добавляет эффекту противопоставления «двух миров, двух детств»--грустного, обделенного детства рассказчика, ребенка иммигрантов, столкнувшихся с суровой итальянской реальностью, и счастливого—на посторонний взгляд рассказчика—детства двух городских девочек из «хорошей семьи» постояльцев. (Разрыдалась к концу)

Writing Teacher by John Edgar Wideman (New Yorker, January 22, 2018)
Интересный рассказ. На первый взгляд: простой. Первое лицо—поток сознания (синтаксически, но не так, чтобы запутать читателя; замечательно большое количество вопросов без вопросительных знаков—подчеркнуто риторические вопросы, заметить): профессор писательского мастерства встречается со студенткой (undergrad, important), чтобы поговорить о рассказе, написанном студенткой. Личное vs политическое: студентка белая, героиня написанного ей рассказа—чернокожая девушка со стереотипным набором обстоятельств (стереотип, к сожалению, не делает факты не существующими). Студентка хочет помочь—поэтому рассказ. Но может ли рассказ кому-то помочь? Может ли даже большая литература помочь героине рассказа студентки? Сам акт письма, и вообще, и в частности—студенткой или самим профессором—может ли он кому-то помочь? Профессор (чернокожий, по возрасту готовится стать пенсионером) не верит, что можно что-то изменить в империи, в которой все голые, самая империя голая. Или все-таки верит? (Упоминание Светланы Алексиевич). (Рыдаю к концу: «ибо что еще им сказать, как еще им помочь»). Замечательные цитаты (с позиции писателя, с позиции преподавателя писательского мастерства):

In spite of my intention not to infringe upon any students’ writerly prerogatives, I feel obliged to remind them that making up a story also entails making up both an author and an audience. Word by word a story welcomes some readers, shoos others away. Paints faces on invisible characters outside it as well as inside. A face for the author hovering precariously both inside and out. Author who swoops around at warp speed in galaxies no one else has ever seen.
....
Which game are you playing, I could ask Teresa McConnell. Are readers supposed to pretend you exist or don’t exist inside your story. Both. Neither. Are good writers able to help readers negotiate such issues. Does compassion trump technique or technique trump compassion. Is it O.K. to borrow another’s identity in order to perpetrate a good deed. If you don’t obtain the other’s permission, are you an identity thief.
....
Show not tell. Don’t bother telling me or telling a young woman you are on her side and wish to help. She doesn’t need that kind of help. She’s quite as capable as you are of dealing with an obnoxious clerk. Your story depicts her as stuck much deeper. She needs more than words, your story says. So maybe chopping off the clerk’s head a way out. A way out of the story and out of yourself, too. Risk letting her do what you would never do. Then maybe the young woman will speak for herself, not you. Speak with action not words. Break free, break bad outside the story’s boundaries.

The Flat Earth Society, 1985 by Nancy Lord (Catamaran Literary Reader, Winter 2018)
Из этого рассказе я запоминаю эпиграф: «У нас нет времени на заседание общества плоской земли» (Барак Обама). (Тем не менее, само обсуждение некоторых вопросов даже в этой стране иногда кажется этим заседанием…) Рассказ написан в третьем лице. Главная героиня, Марджори, австралийка в Калифорнии, подружка основателя общества плоской земли Чарльза (и секретарь этого общества). Первая сцена—Чарльз читает письма от членов и поклонника общества (много интересных замечаний для любителей теории заговора). Марджори нервничает из-за завтрашнего дня—должна приехать ее сестра. Следующая сцена: в автомобиле, забрали сестру Марджори Барбару из аэропорта. Чарльз говорит об ошибках восприятия во вращении земли: если бы земля вращалась вокруг своей оси, это было бы видно из самолета. Третья сцена: Чарльз и Марджори проводят эксперимент, доказывающий, что земля плоская—Барбара независимый свидетель. Разговор Марджори и Барбары, разговор про детство: у них был отец-абьюзер, мать была сумасшедшей. Барбара начала терапию, Марджори выбирает выстраивать психологические защиты и быть секретарем общества плоской земли.

A Little Extra Weight by Richard M. Lange—журнал «Катамаран», Зима 2018 года.
Не собиралась читать эссе—думала, что это рассказ. Журнал сам открылся на рисунке птицы. Долго думала, что это рассказ и ожидала, когда же что-то начнет происходить с рассказчиком. Потом сообразила, что это эссе. То, что мне было нужно сейчас: получить название книжки, которая мне нужна---David Sibley’s Field Guide to the Birds of Western North America. Эссе про то, как автор ходит в походы и в последнее время полюбил наблюдать за птицами и носит с собой—в нарушение всех правил рюкзачного туризма—бинокль и эту вот книжку для распознавания птиц. Цитаты, которые мне понравились (потому что «близко к дому»--сейчас меня очень интересуют птицы; с каждой моей прогулкой по нашему райончику птицы открываются мне с новых сторон, даже те «обычные» птицы, которых ты видишь постоянно (вороны, голуби, пересмешники, колибри): In the game of hid and see, birds are perennial campions. Certain birds…. Generally offer just a glimpse before dashing into a dense thicket, where they remain, refusing, like an actor with stage fright, to come out and be seen by the audience.

Отдельно нужно поговорить по Харуки Мураками, сборник рассказов Blind Willow, Sleeping Woman (в русском переводе «Токийские легенды»), который я слушала последние две недели. У меня этот сборник сейчас на третьем месте в списке любимые сборники рассказов Мураками (первые два пока что—After the Quake, потом Elephant Vanishes). Там есть несколько рассказов, которые я переслушивала по несколько раз. Этот сборник набит «старыми знакомцами»--сценами и героями из других романов и рассказов Мураками. В этом смысле Мураками меня успокаивает: ничего, самому у себя воровать можно (как сказал Высоцкий: Сам у себя ворую, имею право). Я очень люблю композиционные решения Мураками в пределах отдельно взятых рассказов. Самые красивые рассказы в этом сборнике, на мой взгляд—Hanalei Bay (отрывок), Tony Takitani (если у вас есть подписка на Нью Йоркер) & прекрасный Hunting Knife
Post A Comment | | Link






browse
my journal
July 2018