nina_kink (nina_kink) wrote,
nina_kink
nina_kink

Categories:

Про мигрень

Я работаю уже какое-то время над рассказом про приступ мигрени--в прямом смысле, что у кого болит, надо же этот опыт хоть как-то во что-то путное переработать.

Эта неделя у меня получилась интересная: в момент, когда я попросила вселенную подкинуть работу, мне позвонили и попросили на них поработать этот месяц. Я вежливо поблагодарила вселенную и посмотрела на ситуацию как на структурный challenge: 4 дня в неделю, в лучшем случае 2 часа за рулем в день, лучшее время отдавать не себе, а людям… Я все внимательно продумала, рассчитала по часам, как будет эффективнее и при этом не неприятно.

Понедельник так и прожила—эффективно: встала в шесть, час позанималась спортом, элегантно запланировала еду и воду, бодро потрудилась, переждала 2 часа трафика в рабочем кабинете, работая (если честно, то уже пытаясь работать) над рассказом.

Вернувшись после первого эффективного (attagirl!) рабочего дня домой, я обнаружила в левом виске мигрень. Как я ни молилась своему телу всю ночь, на следующий день на работу я поехать уже не смогла. Я ужасно расстроилась (если в том состоянии можно расстроиться)—моя начальница уезжает на следующей неделе, и мне многому у нее нужно было учиться. В среду я все-таки на работу поехала—рефлекторные спазмы желудка остановились, хоть на том спасибо, но это был тот еще денек. Домой я приехала в истерике, чувствуя невозможную жалость и одновременно ненависть к себе, к жизни, к «этому городу» и ко всему остальному.

Сейчас суббота, а я все еще в отходняке после этого приступа. В голове до сих пор туман. Я не смогла вернуться к работе над рассказом, это вообще первое что я смогла написать за эти дни. Мигрень связана у меня со страхом—вот таких ужасных дней, страхом, что про меня «плохо думают» люди, которые на меня рассчитывают. Несмотря на то, что я знаю, что я делаю все, что я могу, чтобы приступа у меня не было—я испытываю стыд за то, что я не могу это контролировать, что я отменяю встречи, что я боюсь купить куда-то билет заранее. Что я боюсь искать работу. Что я боюсь стрессовых мероприятий, и что мое тело на любой внешний стресс, положительный и отрицательный, лупит меня вот так.

Еще один момент, из-за которого я испытываю стыд (или какое-то непонятное и неприятное чувство)--это насколько мигрень прочно впаялась в то, что я думаю о себе, стала частью моей идентичности. Я все делаю с оглядкой на мигрень, и при этом мне стыдно о ней кому-то говорить. Я боюсь завязывать отношения, брать на себя обязательства, потому что я никогда не знаю, сколько часов на этой неделе у меня будет «здорового» времени, а признаться кому-то, что «у меня сегодня мигрень»--это меня убивает каждый раз.

Это временная работа, на которой меня уже знают. Мне благодарны за то, что я согласилась поработать так быстро и за то что я это я. Моя начальница знает о мигрени: от нее страдают члены ее семьи. Но я слышала и мнение, что «не понимаю, что как может болеть голова», «а ты пробовала аспирин», и «напридумывают всякие мигрени». Я сама—несмотря что невыносимая часть приступа, когда я не могу встать с постели, длится иногда 48 часов—где-то в глубине души все еще верю, что все дело в моей лени и недостатке самодисциплины.

Август пройдет, я хочу до конца этого года найти «идеальную работу». Работу без трафика, с нормальной зарплатой, осмысленную и главное оставляющую мне достаточное количество ментальной энергии и времени на то, чтобы работать над своими вещами и продвигаться к своим «настоящим целям». Такая работа, как мне кажется, практически невозможна в «этом городе», в «этой стране». Тем более для мигренозной меня, с такой бродячей disability, которая может рвануть каждый день.

И вот вопрос к людям с мигренью или с любой другой хронической болезнью, которая в любой момент может вас на несколько дней сделать инвалидом: Как вы устраиваете свою жизнь? Как вы работаете? Стоит ли прямо говорить с работодателем о своей болезни, если вы знаете, что она стопроцентно рванет?

У меня самый эффективный и надежный для работодателя график был три дня в неделю, без повторяющихся дней. Тогда это даже могло проходить незамеченным (ну за крайне редкими исключениями). Когда я была моложе, я ездила в командировки и даже помню переводила подряд 12 часов в приступе. Сейчас если я не внемлю, моя мигрень начинает меня тошнить, как в этот раз, и это совершенно ужасно, и ни о какой работе не идет речи.
 
Tags: жизнь, мигрень
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments