nina_kink (nina_kink) wrote,
nina_kink
nina_kink

People are strange

Третьего июля было сорок лет со дня смерти Джима Моррисона. Джим Моррисон, та самая звезда рок-н-ролла, которая должна была умереть. Один из самых деструктивных музыкантов, с встроенным в него часовым механизмом, тик-так, тик-так, и нет его.  

Этот пост не про Джима Моррисона, а про меня и Джима. Я впервые услышала The Doors когда мне было 13. Родители приехали из Алжира, и у нас появился видемагнитофон и несколько французских фильмов.  Вернее, большинство оказалось не французскими, а переведенными на французский американскими. Один из них был "женерасьон пердю" (в детстве было смешно) - потерянные мальчики, The Lost Boys. Фильм про вампиров, на тринадцатилетнее мое воображение произвел то еще впечатление. Дурацкая восьмидесятая мода и главный герой-красавчик... Но главное, главное - там была песня. Я не знала о чем, я не знала, кто ее поет. Та-да-да... People are strange when you are stranger/ faces look ugly when you're alone... 
 
Прошло еще года три, наверное, пока мне не попалась касcета с этой песней. Я  сначала слушала только несколько дорзовских песен - то, что было милозвучно для подростковой девочкиной души. Love Street (She lives on love street.... Lingers long on Love street. She has her house and garden. I would like to see what happens... - мне тоже очень хотелось узнать, что же произойдет). You're lost little girl... tell me who are you... 
 
Потом, в трудный такой год на третьем курсе - я тогда носила длинное черное пальто, купленное в секонде за пятнадцать долларов и черную же шляпу, которую мне отдала мама: я постриглась тогда сама, как это бывает в приступе омерзения к себе, маникюрными ножницами, почти что налысо, и волосы росли долго... И я в этом своем черном "пальте" и шляпе гуляла по парку с кассетным еще плейером и слушала бесконечных The Doors. Бесконечный "конец". Когда закончится музыка. Прорвемся на другую сторону. LA Woman (прошло еще лет сто, пока я поняла, какую LA woman он имел в виду). Light My Fire. Люби меня два раза. Странные дни. Хрустальный корабль. Шаманский блюз. Indian summer. Touch me. Люби ее безумно. И да, да - Riders on the storm. 
 
Год тот был таким для меня трудным, я ничего не хотела, ничего про себя не понимала, а их песни - его песни, мне хотелось думать, что это были его песни - меня держали, или опускали еще глубже туда, где я совсем не хотела быть,  но было так невозможно выбираться. 
 
Была дурацкая осень, потом совсем дурацкая зима (меня еще ко всему и бросил ненужный мне молодой человек, и жить было совершенно некуда), а песни Джима Моррисона были непоняты, но как молитвы - выучены наизусть. 
 
И в мае того года, который был сто лет назад, я на одной из случайных тусовок увидела Его. Джима. Он был такой же как на фотографиях, только лучше - потому что живой. Я влюбилась сразу и навсегда (про навсегда рано еще говорить, но уже точно надолго). 
 
Да, я встретила Ви, который - мне так показалось - был безумно похож на Джимми. Вот такого. Ну разве не такого нагловатого. Это было такой жирной запятой в моей любви к Джиму ;) Живые люди - лучше. Я тогда подумала, что вот - сам не спасся, а меня, видишь, спас. 
 
 
 
Ви и близко не фанат The Doors, и всякий раз когда мы их обсуждаем, он норовит их за что-нибудь покритиковать... За проходные песни, за "ненормальное" соло в Light My Fire, мало ли... Но моих любимых People are strange он мне все-таки играл. И его любимая дорзковская песня, конечно - When the music is over. 
 
Потому что музыка - это такой друг, который до конца. 
 
фотографию взяла вот отсюда: http://www.crystal-ship.com/
Tags: music, ви, муа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments