June 5th, 2014

tired dog

(no subject)

А вот про педикюр. Я обычно хожу в ближайшее вьетнамское место. Само место дешевое и обычно у них все быстро. Хотя, конечно, замусоленное, но что касается необходимой гигиены, все там в порядке. Владелица его - латино-тетенька, но в последнее время она бывает там редко, зато там постоянно работает ее сын. Этот сын - молодой парень, лет двадцати, очень handsome, очень приятный в обхождении.

Прихожу туда сегодня, все заняты, парень этот говорит: сейчас все сделаю. Я была не в курсе, что он сам умеет с ногтями возиться. Блин, думаю, как ноги волосатые, так обязательно красивый мальчик их будет трогать. Вспомнила сразу бабушку, с которой мы сидели под дверью у проктолога, и которая очень переживала, что "дохтар парань малады" (доктору было лет сорок пять...) Посещение проктолога или даже просто колоноскопия - это самый приземляющий и одухотворяющий опыт, знающие подтвердят. Педикюр не колоноскопия все же - забила я на свою волосатость, села в кресло и расслабилась.

Мальчик оказался интересным - умным, рассудительным, разговорчивым, без самолюбования, сделал педикюр очень хорошо, время от времени многозадачно отвлекаясь на телефон, расписание и входящих клиентов. Воодушевился, когда мы разговорились про writing, оказалось, что любит писать, в том числе стихи. Я ему рассказала про поэтические места поблизости. Совсем неожиданно - я совсем отвыкла от meaningful conversations с людьми, занимающимися ногтями (вьетнамские женщины редко говорят по-английски). Попрощались чуть ли не друзьями.
dr. fuenke

(no subject)

А вот еще одно про индустрию красоты: В прошлый четверг ходила стричься. Мой мастер, Дэмиен, был с какими-то синяками под глазами (по цвету больше "желтяки"). Болтали-болтали, и он со мной поделился, что решил себе что-то под глаза уколоть.

- В конце концов, -говорит, - мы ж в Голливуде. Я работаю весь день перед зеркалом. Здесь такой дурацкий свет. Я вот был в Африке и у меня нет ни одной фотографии оттуда себя, потому что ну не могу я видеть себя в зеркало. Короче, решился, укололся. Вот, смотри, фотография "до", а вот я такой "после".

Ну что сказать... Действительно до и после отличалось - слегка. Бывают такие веки нижние, которые как бы висят. Вот у него такие. А я люблю и такие глаза, и морщины на людях мне нравятся. И на себе тоже. Ну вот мне нравятся лица не с историей борьбы с возрастом, а просто - с историей, со всеми этими глубокими и мелкими линиями, шероховатостями и прочее (безупречные тоже нравятся, но я их кроме как на детях допубертатного периода не видела...)

Я ему сказала, что да, разница есть. А дальше я ошибочно пустилась в рассуждени о том, что я стараюсь культивировать в себе пофигистическое отношение к внешности. Не то, чтобы прям забей - нет, умойся, физкультурой позанимайся, постригись, даже волосы, если хочешь, покрась - но все остальное, возможно, и не так уж надо. Я все это без трибуны сказала, но видимо немного его задела...

Дэмиен сказал, что поговорит со мной, когда мне будет сколько ему (ему скоро полтинник) и достигал меня в молчании. Наверное, думал, что вот блин я тут открылся, а эти тетки дурные не догоняют про Красоту...

Потом уже я начала об этом моменте думать, и вспомнила, как пару лет назад, когда на мне неожиданно оказалось лишних десять килограммов, я решила что-то делать по этому поводу именно просматривая свои фотографии из какого-то путешествия. Тогда я решила дать себе год, чтобы изменить это, а если не получится, принять себя в таком новом воплощении, но уже принять по полной. Моя мама, сколько я ее помню, всегда "худела с завтрашнего дня", и я так не хотела. Но это очень интересный момент - когда видишь на фотографии человека, который чем-то похож на тебя, но не ты - вернее, не такой, как ты сама себя представляешь: старше на пятнадцать лет, тяжелее на пятнадцать килограмм. Да, Дэмиен, вернемся к разговору, когда мне будет полтинник, черт его знает, чем будет исколото мое лицо...