October 4th, 2010

profilebw

плоды трудов

 И вот тебе с детства говорят про руки-крюки. Упало – руки-крюки, разбилось – руки-крюки. Вышила маме платочек в детском садике – руки-крюки, но честный вздох – «вся в меня».

И эти крюки действительно трудно чему-то научить. Дедушка, тайно (и иногда явно) гордящийся своим почерком, чуть не плача, смотрит в тетрадку, кричит – ты не моя «унучка», вырывает лист, вставляет кропотливо новый и заставляет переписывать.

Но ведь главное не как, а что – говорю я дедушке, и получаю подзатыльник.

На уроках труда не выходит ни фартучек – с девочками, ни кормушка для синиц – с мальчиками. С фартучком позорно, с синицами тоже. Синицы потом все равно клюют, зима, не до жиру, но мне за моих синиц обидно.

И вот много лет спустя, ты оказываешься в одном классе с еще семью парами таких рук-крюк, которые несмотря на общественное (да что врать, и собственное о себе) мнение, борются с диагнозом.

Инструктор-Ребекка, женщина, которая может сшить себе любой «кутюр», но забившая на внешность, успокаивает как психотерапевт: девочки, все у вас получится. Вот строчечка. Нет, не так, выпааарываем. Это не конкурс на скорость – медленно, медленно. Молодцы.

В конце четвертого часа восемь разновозрастных девочек светятся от гордости – каждая сострочила по прямоугольной фигне, которая аккуратная. Которая ровненькая. Нет, граждане, это фигня прекрасна, и мы показываем прямоугольную фигню друг другу и ржем. Реабилитация трудом. Швейная психотерапия. Спасибо, Ребекка, даже если больше я не сделаю ни строчки.... 
mirumir

погоня, погоня, погоня в горячей крови

В любимой песне, которую мы разучивали на уроке пения в третьем классе, оказывается есть такие строчки (я забыла совершенно второй куплет): 

Есть пуля в нагане
И надо успеть
Сразиться с врагами
И песню допеть....

Про пулю в нагане совершенно забыла.  Так можно отвечать на вопрос, например, как дела: Есть пуля в нагане... (и дальше по тексту). 

А вот лирическая версия любимой песни: