profilebw

Люси сказала: поехали!

Я недавно услышала выражение «vulnerability hangover»--похмелье после уязвимости. В значении—«странно (нервно, плохо, непонятно) себя чувствовать после проявления уязвимости». Например, поделился чем-то для тебя значимым—и места себе не находишь.

Писательница Джен Лоуден, от которой я услышала это выражение, говорила, что справляться с этим состоянием можно так: завершить цикл стресса (поплакать или выбросить энергию физически—побегать, потанцевать, позаниматься спортом), поговорить с кем-то, или наоборот провести вечер тихонечко наедине сама с собой. Но главное—поздравить себя с этим чувством: если ты это чувствуешь, значит, ты что-то сделала, и это нормально чувствовать себя после этого странно.

Вчера вечером мы (моя комедийная группа Lucy Said Go) сделали наше третье онлайн шоу, и я чувствую такое нервное зудение-гудение. Я вообще подвержена чувствам творческой тревоги. В писательских делах эта тревога выражается в блоках, сопротивлениях, которые я каждый день учусь преодолевать в ритме шаг вперед, два назад. Зная, сколько и насколько интенсивной тревоги я испытываю, не совсем понятно, как и почему я занимаюсь комедией и комедийной импровизацией.
Collapse )
Мы пока не дошли до того, чтобы выкладывать наши шоу целиком, но вот мой монолог, который я записала для шоу (там есть русские субтитры, если что, которые я тоже только что научилась делать :).

profilebw

Продолжать движение, напоминание из прошлого

Сегодня пришла эта запись, приветом из прошлого. Именно сегодня в тему: Сегодня вечером мы с ребятами с нашей комедийной группой Lucy Said Go делаем наше третье онлайн шоу.

Перепост снова ради этой фразы Рассела Брэнда: «Эдди сказал мне однажды, что ты должен выступить сто раз прежде чем вообще себя как-то оценивать» (You must do a hundred gigs before you even judge yourself).

profilebw

События 2021 года: прививка, комедийное шоу, и Криминальное чтиво

Одна из причин, по которой трудно писать в жж, это эти сообщения каждое утро: «смотри-ка, что ты написала годы назад!» Некоторые записи неловко перечитывать: почему я выбрала записать именно это? И записать вот так? Выплывают целые эпохи, о которых я забыла. Всплывают фильмы, книги, даже собственные стихи, которые я совершенно не помню. Читаю все это как письма самой себе из прошлого, чужой человек--чужому человеку.

Это к тому, что как-то хочется потыркать себя, заставить себя быстрой строкой рассказать и про этот, молчаливый период. Хотя бы чтобы потом вспомнить.

Например, из Событий: Вчера мы получили первую дозу пфайзеровской вакцины.Collapse )
profilebw

Social Gravy: ностальгические хроники

Я хотела поделиться этим видео здесь еще три недели назад, но все никак не могла найти в себе энергию, чтобы «вернуться» в жж (да и в социальные сети вообще, наверное). Я не совсем еще разобралась в этом вопросе (почему так трудно? Нужно ли что-то с этим делать?)—но факт остается фактом: мне сложно найти в себе голос, подходящий тон, силы, чтобы поделиться хоть чем-нибудь, даже вот таким простым видео, и даже не моим, а Social Gravy.

Это видео—хроника записи ребятами из Social Gravy их последнего мини-альбома, A Different Kind,--чувствуется как исторические кадры. Ребята записывались еще в декабре 2019 года, так что в апреле 2021 года смотреть на братания без масок, это так странно. Еще странно то,--и добавляет ностальгии--что до сих пор совершенно неизвестно, когда они смогут записать новую музыку в следующий раз—хоть Лос Анджелес постепенно открывается, но столько всего изменилось, в том числе и на личном уровне.

Кстати, про «следующий раз»: после сессии на этом видео, Ви спросил меня: а почему ты не приходишь ко мне на записи?Collapse )

profilebw

это юность это юность это юность

profilebw

Выйти на арену или протереть лампочку

Делаю эту запись для тех, кому нужно сегодня это услышать. Я не хочу разбираться, почему так, но я не могу больше игнорировать факт, что внутри меня есть сила, которая очень хочет, чтобы меня не было. Я сначала хотела написать: голос, но голос—это слова, а речь не только о словах. Речь еще и об ощущениях в теле, через которые лучше всего пролетать на любом доступном обезболивании. Но на обезболивании ты не можешь делать свою лучшую работу, поэтому нужно как-то без обезболивания.Collapse )
profilebw

Превращаемся в желе

Я наткнулась на интервью с Дэвидом Боуи, в котором Чарли Роуз спрашивает про удовлетворение от завершения работы над картиной или другим творческим проектом. «Для меня удовлетворение—просто в завершении»,--говорит Боуи. «Просто чтобы завершить, чтобы начать что-то новое. Просто завершить. Этот процесс... что-то в нем превращает меня меня в желе, как будто бы моя голова, мое сердце...превращаются в желе. Это неприятное состояние, я не получаю от него удовольствия».

Я подумала: вот-вот. Я просто через это желейное состояние не могу прорваться. Я читаю книжку про современное видение PTSD, и там, грубо, говорится, что переживаемые эмоции и облекание этих эмоций в слова—этим занимаются два отдельных друг друга мозга: «ты или переживаешь те чувства, или ты можешь они рассказывать—и когда ты начинаешь рассказывать, ты подстраиваешься под терапевта, начинаешь говорить, что нравится ему—и перестаешь чувствовать». Такие вечные дудочка и кувшинчик, тем более, когда извлекаешь истории из себя, тебя слушает не понимающий терапевт, а сила, которая мечтает только об одном: чтобы тебя не было.

Collapse )
profilebw

ноль целых ноль ноль четыре грамма

Я не знаю, как вы, ребята, живете в Беларуси, или в других опасных для жизни и свободы местах.

Я только читаю в новостях, и глаза жгут слезы, и диафрагма блокирует дыхание. Как это объяснить: я читаю про голодовку Игоря Лосика—это как мой брат голодает. Максим Знак, Мария Колесникова… да все политические заключенные Беларуси, чувство такое, что моя семья в тюрьме сидит. Когда я была октябренкой в советской школе, я мечтала быть героической политической заключенной в царской России. Вот дураки были советские школьники (напоминать себе про это, когда видишь детей-солдат).
Collapse )
profilebw

В этот исторический день

Я начала писать про рассказы Маргарет Этвуд, но мозг зацепился за происходящее сегодня. Потому что да, сегодня исторический день. День, когда трамписты-террористы захватили Капитолий.

Трамп был мне отвратителен еще на этапе, когда он подрывал президенство Обамы своим твиттерсрачем на тему, может ли Обама вообще быть президентом. Во время президенства Обамы, в США нарвал расизм. Ви всегда защищает трампистов: а что им делать, раньше они были белыми мужиками, и весь мир принадлежал им, и каждый белый задрот с членом честно считал себя лучше женщины или «цветного человека». Сейчас каждому белому задроту нужно--как и нам всем--прикладывать усилия. И это обидно—потому что многим им пообещали счастье просто по праву рождения. А сейчас, о ужас, чернокожий человек в белом доме. В теории мы могли это терпеть, а на практике ну бесит. Ну так бесит, что Подсознательное выплевывает Америке Трампа: худшее из возможных человеческих экземпляров. Богатый наследник, никакой бизнесмен, который понял, как пользоваться общественным мнением и твитером. Расист. Насильник. Скорее всего, в КГБ его любовно зовут «агент Клоун». То, что вам нужно знать об Америке: что если партия скажет надо, евангелист назовет адюльтерщика, покупателя женщин, признающимся на записи в том, что для него насилие над женщинами обычное дело, и почти наверняка агента Клоуна—вторым Христом.
Collapse )
profilebw

Книги 2020, часть 3

Следующая партия—любимые имена.

Да, у меня случился Джеймс Болдуин трип. Писатель который опередил свое поколение лет на 50, как мне кажется, после улицы Биль я остановилась потому что грусть, грусть.

No Name on the Street by James Baldwin--не нашла названия перевода, так что возможно не переводилась

Это не роман, это нонфикш, это наверное мемуар-размышление-публицистика. Книга напечатана в 1972 году, читается свежо. Для тех, кто искренне хочет лучше понимать расовую историю Америки и истоки BLM, это маст-рид. Также ужасно интересны наблюдения о поездке на американский юг, рассказы про активистов черных пантер, про «Мартина» (Лютера Кинга), про Альбера Камю (Болдуин уехал во Францию, в попытке чтобы на него смотрели не только как на "Negro writer").

Collapse )